А. Васильев. Станция Байкал. У причала. 1961

А. Васильев. Станция Байкал. У причала. 1961

1961 год останется в нашей истории как год Гагарина, как год нашей гордости и триумфа. Вглядываясь сегодня в произведения ленинградских мастеров изобразительного искусства, созданных в 1961 году, мы ищем приметы той эпохи. В лицах современников, во взгляде на природу и окружающую жизнь. Ищем их в мимике лиц и переданном настроении, которым жила страна. Read the rest of this entry »

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal

Tags: ,

Экспрессионизм живописи Владимира Ивановича Глухова открывает нам на выбор две двери: в мир тягучего шумного восточного базара Душанбе, откуда художник родом, и в мрачную действительность российской глубинки.

            Не без труда отворив вторую дверь – старую, перекошенную, со ржавыми разводами торчащих глазниц кривых гвоздей, мы попадаем в пространство мутно-тяготящего социального гротеска. Искаженный мир, где Афродита рождается из пены – липкой пивной пены под захмелевшим мечтательным взглядом трудяги и алкаша Васи. А вокруг мрачного вида дом, опоясанный черным забором, сиротливый лук на газетке с пивными кружками, уголовного вида собутыльник, следящий с нехорошим прищуром за размягшим мечтателем. Но Васе хорошо, он видит лишь Афродиту, игриво глядящую на него одного. Художник, зацепившись за сюжет, создает его вариации. И вновь Вася лицезреет свою богиню, купающуюся в пивной кружке. Уже один, на фоне готовящихся ко сну домов, зубастых челюстей заборов, под неодобрительным взглядом усталой жены, развешивающей белье на веревки. Вася, видно, недавно пришел со смены и привычно коротает вечер, выпивая сам с собой, наедине со своими мечтами, надеждами и грустью обо всем несбывшемся. Жизнь как-то очень быстро прошла мимо, так скучно и так нелепо. Читать далее

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal

Tags: ,

Соломон Боим. Лошадь у деревни. 1940, к/м, 21,5*27

Соломон Боим. Лошадь у деревни. 1940, к/м, 21,5*27

Соломон Боим, » Лошадь у деревни», написана в 1940 году, в перерыве между участием автора в двух мероприятиях, в Москве в выставке графики на темы истории ВКП(б) и  выставке советской графики, Нью-Йорк.

В войну был художником на Балтийском флоте, потом преподавал в училище 1905 года, автор иллюстраций большого количества детских книжек ДЕТГИЗа.

Умер в 1978 году, в возрасте  79 лет.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal

Tags: ,

Подсолнухи и тени.

Подсолнухи и тени.

 

Read the rest of this entry »

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal

Художник Ольга ДавыдоваВ искусстве есть особая характеристика нашего восприятия – теплота. Она не имеет ничего общего непосредственно с температурой. Это категория душевной теплоты, столбик которой растет внутри нас при наслаждении произведениями искусства. Музыканты могут часами рассказывать про «теплый ламповый звук», которым отличаются старые добрые виниловые пластинки и коего лишены современные носители. Фотографы отмечают особую теплоту снимков, сделанных на пленку. Но почтенный возраст аппаратов не всегда является определяющим. В чем секрет теплых картин? Не раритетными же кистями они написаны, не столетние краски ложатся мазками на полотно.

Художник Ольга Давыдова будто владеет волшебной палочкой. Худоватые серые домики на картине «Слободка» цепляют, заставляя вглядываться в холст вновь и вновь. Первое что поражает, это необычайный объем, трехмерная реалистичность среды. Даже не сам объект, а пространство, в которое он вписан, из которого будто произрастает. Кажется – протяни руку и можно ощутить пушистость снега. Он с одинаковой мягкостью обволакивает вросшие в него дома, заборы и взгляд зрителя. Через минуту словно сам стоишь по колено в ватном сугробе, опираясь на столб. Десяток шагов под пасмурным промозглым небом и, казалось бы, неприветливый серый дом встречает нас объятиями гостеприимно открытой калитки.

Ольга Давыдова Слободка xолст, масло. 93x140 2007Приглушенную мягкость, больше свойственную пастели, художник удивительным образом смогла воплотить в масле. С каллиграфической точностью Ольга Давыдова прорисовывает детали. Но они никогда не выделяются резкостью, не стоят особняком, разбивая целостность восприятия. Сдержанная обыденность на полотнах автора отзывается ощущением чего-то родного, привычного, «своего» до самых истоков. Это и есть Русь без налета былинной лубочности, кокетства или гранитной монументальности, реализм теплоты и душевности малого, уголков нашей неприветливой, но гостеприимной Родины.

Марина Порох

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal

Tags: , ,

« Older entries § Newer entries »